МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Виноград. Часть 2

Виноград в мифологииВиноград известен не только своим превосходным вкусом, но особенно напитком, изготовляемым из перебродившего виноградного сока - вином. Существует мнение, по которому слово, обозначающее  «виноградное вино», происходит из  языка, распространенного в регионе между Средиземноморьем и Кавказом.  Носителями этого языка были древние хурриты, соседями которых стали хетты, эмигрировавшие в начале 2-го тыс. до н. э. в Анатолию. В клинописных источниках на хеттском языке сохранилось хурритское слово wijana, означающее «вино».

В индоевропейских и семитских языках слово, обозначающее понятие «виноградное вино» считается происходящим из праиндоевропейского названия виноградной лозы woino-, основанному на понятии «вить, извиваться». По мнению А.Ф. Гаджимуратова, подобная мотивировка названия растения, известного с древнейших времен своим культурологическим значением, малоубедительна. Автор считает более вероятным заимствование этого слова индоевропейскими и семитскими языками в древности у хурритоязычного населения (лат. vinum «вино», vinea «виноградник», арм. gini, греч. (f)ojnos, нем. Wein, араб. wajnun, ивр. jajin и т.д.).

 

 

Вино как символ крови с древнейших времен использовалось в культовых и магических ритуалах. Книга Бытия (49.11) и Второзаконие (32.14) определяют вино как «кровь виноградных ягод», «кровь гроздьев».  Особенно акцентируется это сравнение в Новом Завете.  В Евангелии от Иоанна (15:1, 5) Христос говорит о себе: «Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец мой – Виноградарь.  ...Я есмь Лоза, а вы ветви...». На Тайной Вечери Христос протягивает чашу своим ученикам со словами: «сие есть Кровь Моя». Само происхождение виноградной лозы по сербским легендам связано с кровью, капнувшей на землю из надрезанного мизинца Бога.

Наиболее ранние свидетельства мифологического тождества вина и крови обнаруживаются в древнехеттских ритуалах и среднехеттских текстах присяги воинов, где совершающий обряд, возливая вино, восклицает: «Это – не вино, это кровь ваша». Соотнесение вина и крови прослеживается также в культе угаритского бога (Смерть-и-Зло), которого срубают, как лозу в винограднике.

В христианской традиции вино считается «кровью божьей», а образ зайцев, грызущих виноградную гроздь, является символом душ, вкушающих в раю плоды вечной жизни. Иногда встречаются изображения трех зайцев в одном круге. Их уши  образуют треугольник, - возможно, это намек на св. Троицу или на быстро преходящее в своем круговороте время. В религиозной живописи виноградная лоза в сочетании со снопом пшеницы означала кровь (вино) и тело (хлеб) Спасителя.

Существуют свидетельства в пользу того, что под «древом познания» из ветхозаветного рассказа о земном рае следует понимать именно виноградную лозу. Гностический текст о сотворении мира прямо называет запретным плодом райского сада гроздь белого винограда, а не фигу и не яблоко. Крест и древо жизни нередко изображаются как виноградные лозы, а сбор винограда – как символ Страшного суда в конце времен.

 

Использованные материалы:

  1. И.Ф. Гаджимуратов «О кавказском происхождении слова «вино»;
  2. Ганс Бидерманн. Энциклопедия символов;
  3. Барбара Уокер. Символы, сакралии, таинства;
  4. Мифы народов мира, т.I.

 

Реклама

Книги