МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Лен. Часть 3

Цветок льнаНа Руси лен широко известен с IX века. До образования Киевской Руси льноводством занимались все славянские племена, населявшие Восточно-Европейскую равнину. С введением христианства льноводство на Руси начинает интенсивно развиваться. В XI в. льноводство и льняные одежды настолько широко распространяются, что в судебные уложения Ярослава Мудрого вошла статья о наказаниях за кражу льна и льняной одежды. Покровительницей льноводства была объявлена Святая Парасковия-льняница и был назначен праздник ее, приуроченный к дню окончания льняной страды — 28 октября. С посевом льна был связан праздник, отмечавшийся в последний день мая. Назывался он «Семь дев».

Производство льняной нити связано с несколькими этапами обработки льняного стебля: вымачиванием, сушки, мялки, трепания. Цикл производства льняного полотна – от сева семян до сбора урожая с последующими операциями «мучения» и «терзания» нежного растения отразился в обрядовых песнях, народных загадках и обрядах. Русская хороводная игра “Уж я сеяла, сеяла ленок” сопровождалась пантомимой с изображением всех тех приемов обработки льна, о которых говорится в песне. Русская загадка о льне перечисляет «муки» льна: “Топили, сушили, колотили, рвали, крутили. ткали, на стол клали”.

 

 

Часто лен сеяли голыми в суеверной надежде на то, что мать-земля смилуется и даст богатый урожай льна, чтобы люди смогли сделать из него пряжу, соткать полотно и прикрыть свою наготу. В обрядовых играх практиковались высокие прыжки – чтобы стебли выросли длинными. В Тюрингии с этой целью  крестьянин, сеющий лен, нес «семена на спине в длинном мешке, который свешивается до колен». Считалось, что длина мешка будет способствовать росту стеблей, а мешок, раскачивавшийся из стороны в сторону при каждом шаге «заставит и лен раскачиваться на ветру».

В Румынии орудием защиты от стригоев - мертвецов, которые выходят из могилы в ночь накануне праздника Св. Андрея, или оборотней, родившихся в «сорочке»,  служили борона с железными зубьями и трепалка для льна. Значение, которое  придавалось такой трепалке  видно из представления о происхождении землетрясений: это оборотни (strigele) колотят друг друга трепалками для льна или конопли, так что содрогается земля. 

В восточной Сербии чтением текста о возделывании льна лечили боли в груди. Знахарка брала девять веретен, вертел, нож и лопатку для углей и, размахивая ими над головой больного, произносила текст заговора, в котором перечислялись все действия, совершаемые со стеблями льна, начиная с сева семян, сбора выросших стеблей, которые знахарка затем  «замочила, вытерла, вымяла, ободрала, расчесала, намотала кудель, выпряла, смотала» и, заканчивая изготовлением рубахи из льняного полотна. В заключение болезнь требовали удалиться «в зеленый лес». Ясно, что перечисление всех действий было призвано устрашить духа болезни и убедить его в том, что тоже самое говорящий может сделать и с ним в случае неповиновения. Лужицкое поверье убеждало в том, что при встрече с полудницей можно спастись от нее длинным рассказом о возделывании льна.

В литовской мифологии известно божество льна  Vaižgantas. Польский автор 17 в. Ян Ласицкий сообщает о литовском обряде сике (литов. sike, «лепёшка»), в котором самая высокая девица с фартуком, наполненным лепёшками, в левой руке и льном и липовыми листьями - в правой, становится на стул и обращается к Важгайнтасу с заклятием: «Вайжгантас, божок, вырасти мне лён длинный, как я сама; не дай мне ходить нагой!». Поздние источники указывают, что в жертву этому божеству приносили петуха. Во 2-й половине 18 в. писатель Гупель среди латышских божеств называет Вейзгантса (Weizgants) - бога обручённых, особенно невест; с ним связывали надежды на благополучие. Поскольку имя Вейзгантса  связано с литов. výžti, «плести», он, безусловно, связан с представлением о незримой нити, связывающей новобрачных, и с божеством льна, дающего эту нить.

«Наиполезнейший» лен всегда высоко ценился не только за то, что давал прекрасную пряжу, но и за свои лекарственные свойства. Впервые о лекарственных свойствах льна сообщил Гиппократ в своей книге «Корпус Гиппократикум», где привел рецепт применения слизистого отвара из семян льна при болезнях желудка. Средневековая тибетская медицина рекомендовала семена льна применять при воспалительных заболеваниях внутренних органов, а цветы - при заболеваниях глаз. В средневековой Армении из толченых семян льна, пропаренных в кипятке, делали горячие компрессы, которые назывались «яху» и применялись при термическом поражении кожи.

Использованные материалы:

  1. Дж.Д. Фрэзер Золотая ветвь;
  2. Т.Н. Свешникова Волки-оборотни у румын.//Balkcanica Лингвистические исследования, 1979г,
  3. Н.И. Толстой. Vita herbae et vita rei в славянской народной традиции//4. Славянский и балканский фольклор: Верования. Текст. Ритуал, 1994;
  4. Мифы народов мира, т.I.

 

Реклама

Книги