МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Ольха. Часть 3

ОльхаВ русской легенде краснота коры ольхи объясняется следующим образом. При сотворении мира дьявол из зависти к Богу  создал волка, но не  сумел его оживить. Волк ожил по Господней воле и накинулся на дьявола, который, спасаясь от зверя, влез на ольху. Однако волк успел укусить его за пятку, капля дьявольской крови попала на ствол дерева, и вот с тех пор у ольхи красная кора.

Согласно дpyгой легенде, Бог создал овцy, а дьявол -  козy . Желая похвастаться своим успехом,  дьявол потащил козу к Богу за хвост. По доpоге коза выpвалась y дьявола и спpяталась за ольхy. С тех поp y коз нет хвоста, а коpа ольхи от кpови козы стала кpасной. Верили, что ольха оберегает поля от непогоды,  и ее ветки втыкали по краям поля. Кроме того, считалось, что вода, которая омывает корни ольхи, предохраняет от многих недугов.

В саамской мифологии известен образ Лейб-ольмая («ольховый человек»), от которого зависела охота и промысел.

 

 

Магический характер имела ольха в представлениях коряков. Во время устраиваемого осенью праздника кита, описанного В.А. Йохельсоном,  в то время как часть женщин танцевала,  несколько женщин, в числе которых находились жена и сестры владельца сетей,  «взяли ветки ольхи и связку жертвенной травы и, нашептав заклинание, положили их в рот белого кита». Йохельсон не сомневался в том, что это была жертвенная еда, однако значение веток ольхи коряки так и не смогли ему объяснить. Все объяснения сводились к тому, что «так делали наши праотцы», что свидетельствует об очень древних корнях почитания ольхи.

В доказательство извечности этого обычая коряки приводят следующее сказание: «Создатель сказал: «Я добуду белого кита в качестве пищи для моих детей». – Он пошел и достал его. Затем он сказал: «Я пойду за ольховой веткой». Он пошел и принес ветку. Он принес ветку для кита. Позднее он опять достал белого кита; опять он принес ольховую ветку. Так он делал всегда, и так он охотился всегда».

В одном из нивхских мифов «Горный человек посещает нивха и просит его рубить только ольху на дрова, иного огня он боится». Нивхи амурского сел. Кальма разводили огонь у родовой лиственницы на медвежьем празднике «ольхой, специально привезенной из леса».  Существовало представление о том, что пока убитый сородич не отомщен, его душа летает и не может уйти в страну мертвых. С этой целью из ольхи изготовлялся «тахч – изображение птицы, символического мстителя убийце». Из ольхи или из тальника перед убиением медведя, а также перед убиением собак вырезали звериные изображения одного самца и двух самок.

В традиции эвенков, опасавшихся покойников, которые могут выбраться из нижнего мира и превратиться в злых духов неви, было принято тотчас после погребения менять место стойбища. «Соорудив чум на новом месте, вырубали ольховую палку и клали ее на порог, чтобы усопший не мог переступить порог и войти в чум». Позднее шаман рода совершал камлание, чтобы отвести телесную душу умершего в страну мертвецов.

Использованные материалы:

  1. Филиппа Уэринг, Популярный словарь примет и знамений;
  2. И.С. Гурвич Корякские промысловые праздники //Сибирский этнографический сборник IV. Очерки по истории, хозяйству и быту народов Севера;
  3. А.Б. Островский. Мифология и верования нивхов;
  4. А.Ф. Анисимов. Религия эвенков.

 

Реклама

Книги