МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Загробный мир 11. Писцы

У божеств - владетелей  загробного мира, кроме перевозчиков и стражей были и другие помощники. Одной из категорий таких помощников были писцы. В их обязанности входило записывать судьбу родившегося, сроки его жизни и смерти, отмечать появление души в загробном мире. Само представление о писцах могло возникнуть только с развитием письменности, которая, как известно из месопотамской истории, была введена с практической целью: вести в храмовом хозяйстве учет собранному урожаю и приношениям. Ну, а поскольку «родилась» система учета, она стала охватывать все явления жизни – от учета рождаемости, количества рабов, храмовой обслуги, мер зерна и пр. до учета покойников. Так в шумерском подземном царстве появилась женщина-писец Гештианна, ведущая учет прибывавших душ, занося их имена в свою глиняную табличку.  Ее имя,возможно, означало "виноградная лоза небес", или "небесная виноградная лоза", и она совершила беспримерный акт самопожертвования, согласившись заменять своего брата Думмузи пол-года в подземном мире. Эпитеты Гештианны - "певунья", "вещунья", "знающая тайны письма", "толковательница снов" -  указывают на нее как на бывшую жрицу, распевавшую священные гимны богам, умевшую понять знаки, посылаемые  божеством в снах и, что самое главное, -  грамотную. Она считалась супругой  Нингишзиды, "прислужника далекой земли", т. е подземного мира, отождествляясь с другой  его супругой – Азимуа, тоже женщиной-писцом подземного мира, но принадлежавшей к лагашскому кругу божеств. У аккадцев  ее имя было Белет-цери ("владычица степи"), и считалась она супругой Марту (шумер.) или Амурру (аккад., "аморрей", букв. "западный"), бога кочевых племен. 

 

В поздней китайской мифологии известен образ   Туди-шэня ("господин земли",  туди – "земля"), который почитался как божество данной местности иди деревни. Он считался охранителем жителей от всякого зла. Ему молились об урожае, о выздоровлении, благополучном путешествии. Считалось, что после смерти человека он делает в особой книге отметку про душу умершего и сообщает о ней своему начальнику Чэн-хуану. В новый год ему приносили в жертву ощипанную курицу и живую рыбу в сосуде.

По мифологическим представлениям монголов  книга судеб могла находиться у двух мифологических персонажей: Эрлика – владыки и судьи подземного царства, и Цаган Эбугена («белый старец»), главы сабдаков ("хозяев") земли.  Атрибутами Эрлика помимо книги судеб были весы и зеркало, в котором он видел все прегрешения человека. «Белый старец» иногда осмысливался как мифологический партнер земли-матушки Итуген (Ульгень). Почитался как покровитель долголетия, богатства, счастья, семейного благополучия. По одному из мифов он родился стариком, т. к. его мать, будучи на сносях, отказалась дать напиться бурханам, в отместку запечатавшим ее чрево на 100 лет.  Его атрибутами были: персиковое дерево, посох, олень и  книга судеб – символы долголетия.

В тибетском буддизме среди помощников хозяина ада Шиндже ("Владыка смерти") был тигроголовый писец, записывавший на свитке  выносимый в соответствии с содеянным при жизни приговор, который и определял посмертную судьбу умершего.

В мифологических представлениях армян дух смерти Грох ("записывающий", "пишущий"), ипостась духа смерти Хогеара, на лбу человека при его рождении записывал его судьбу (определял которую Бахт). Кроме того у Гроха была книга, в которой тот отмечал все плохие и хорошие поступки совершенные человеком на протяжении всей его жизни. Эти сведения должны были быть сообщены на божьем суде.

В грузинской мифологии судьбу человека определяло божество (или группа божеств) по имени  Бедис мцерлеби(беди, "судьба", мцерлеби, "пишущий"). Считалось, что местом его обитания был загробный мир, в котором это божество  постоянно сверялось с  "Книгой судеб". По истечении предначертанного судьбой срока жизни человека под солнцем, Бедис мцерлеби сообщал об этом повелителю загробного мира, который высылал встречающих (мгребреби) для исторжения души и водворения ее в мир усопших сулети (сули – "душа"). Иногда случались ошибки, и в сулети попадала душа, срок жизни которой на земле еще не  истек. В этом случае ее возвращали назад к телу, и человек доживал отведенные ему дни. Существовали предания о побывавших  в сулети (или мквадари – "мир мертвых") людях. Таких людей назвали мквадарши чартули (букв. "спустившиеся в загробный мир"), и от них люди узнавали о жизни в сулети.

Судя по тому, что верховный бог мансийской мифологии – Нуми-торум сам вручал богу подземного мира списки тех, кто должен умереть, можно было бы предположить, что их составление тоже принадлежало ему. Однако в  более древнем варианте судьбы людей определяла его сестра и жена  Калташ-эква или Иоли Торум Шань ("нижнего мира мать", "земная мать"). Именно она наделила первых людей душами, которые ей  передал отец Корс-Торум. Она отмечала жизненный путь каждого родившегося на священных бирках и помогала при родах. Вначале она жила вместе с Нуми-Торумом  на небе, но он изгнал ее, спустив вниз, и она поселилась в горе.

В мифологических представлениях энцев книгу судеб ведет  Дя-меню'о ("старуха земли"), жена верховного божества-демиурга Нга ("небо", "погода"), живущего на 7-м ярусе неба. Она была помощницей в родах и покровительницей детей, а также, заглядывая в  книгу судеб, определяла людей в пищу божеству Тодоте, живущему под землей и охотящемуся на людей с помощью подвластных ему духов.

В ненецкой мифологии верховный бог неба Нум еще при рождении ребенка  устанавливал время его смерти, а невидимую запись вела хозяйка земли  (по нек. источникам – жена Нума’а)  Я’мюня (букв. "нутро земли"). Она представлялась старухой, которая помогала при родах и ведала судьбой родившегося вплоть до его смерти. Антропоморфное изображение Я’мюня делалось обычно из дерева, на него надевали миниатюрную женскую одежду из меха и привязывали кольца и монеты в благодарность за оказанные услуги. Это изображение роженица всегда забирала с собой в «родильный» чум. Пожирал душу человека Нга, дух болезни и смерти, после чего тело умирало.  «При этом Нга иногда не согласовывал свои действия с записями Я'мюня. Тогда защитить человека можно было, только заручившись поддержкой Нум’а. Существование дряхлых стариков объясняли тем, что якобы Нга пропустил этого человека в списках Я’мюня».(3)

По мифологическим представлениям селькупов книга жизни тоже находилась у Нижней старухи -  Ылынта кота, в ее подземном жилище. Людей селькупы делили на две группы: родившихся "с душой" и "без души".  Последние обычно не выживали, рано умирали. Об этом имелась "запись" в книге жизни. 

Во всех перечисленных случаях запись велась либо на глиняной табличке, либо на деревянных бирках, либо в книге. Однако существовали мифы, в которых материалом для письма служили листья дерева. Представляется, что столь экзотический материал в действительности является метафорой созвездий и связан с представлениями о земной оси как дереве, упирающемся своей вершиной в небесный центр - Полярную. Соответственно, созвездия представлялись "ветвями" этого мирового древа, а  "листьями" на них были звезды. В египетской мифологии известен образ богини письма Сешат («писец», жен. род от "сеш"), считавшейся то ли дочерью, то ли  сестрой или женой бога луны Тота. Центром ее культа был город Гермополь, где она была главой "дома жизни", т. е. собрания рукописей, архива. На листьях дерева "шед" она записывала годы жизни и правления фараона, ведала искусством счета, составлением строительных планов, покровительствовала строительным работам.  Поскольку ее день рождения праздновался одновременно с днем рождения богини Мафдет, принимавшей в качестве карающего судья участие в загробном суде, возможно, обе богини представлялись близнецами.  Принимая во внимание шкуру леопарда (пятна=звезды), в которую богиня Сешат была  одета, и семиконечную звезду, венчавшую ее голову, представляется возможным связать эту богиню со звездным небом – египетским загробным миром Дуат. Кроме того, именно звездные знаки представлялись таинственными «письменами» бога.

Дерево Джамбубарус, на листьях которого написана судьба будущих людей, известно в мифологии батаков о. Суматры. Оно растет перед домом извечного бога-создателя Мула Джади, живущего на вершине седьмого слоя неба над царством мертвых душ. Судьбу, написанную на листьях, две женщины вручают душам, отправляющимся на землю. Возможно, дерево аза осетинской мифологии, некоторым образом связано с вышеуказанными деревьями. Во всяком случае росло это дерево  в стране мертвых, находясь под строгим контролем его владыки  Барастыра. а листья его обладали целебными свойствами - лечили любые болезни  и даже возвращали к жизни погибших героев. 

В исламе известен образ Азраила (букв."кому Бог помогает") - ангела смерти. Азраил знает судьбы людей, но не знает срока кончины каждого. Когда этот срок наступает, с дерева, растущего у трона Аллаха, слетает лист с именем обреченного, после чего Азраил в течение сорока дней должен изъять душу из тела этого человека. Он будет последним, «который умрет», постоянно записывая и стирая в большой книге имена мужчин от рождения до их смерти. Кроме того, по мусульманским представлениям, все добрые и дурные дела людей записываются в двух книгах двумя ангелами-хранителями, незримо сидящими на правом и левом плечах человека. Ангел на правом плече записывает все хорошие поступки, ангел на левом - все плохие.   В конце времен, когда умершие воскреснут и будут подвергнуты суду, эти книги будут взвешены: в зависимости от того, какая книга перевесит, человек отправится в рай или ад.

 

 

Использованные материалы:

  1. Мифы народов мира, т. I-II:
  2. Мифология. Большой энциклопедический словарь;
  3. Грачева Г.Н. Человек, смерть и земля мертвых у нганасан//Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и севера (вторая  половина XIX – начало XX в.);
  4. Прокофьева Е.Д. Старые представления селькупов о мирев доме// Природа и человек в религиозных представлениях народов Сибири и севера (вторая  половина XIX – начало XX в;
  5. Энциклопедия мистических терминов.

Реклама

Книги