МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Загробный мир: Страшный суд. Часть 1

В древнеегипетских мифологических представлениях судьба души после смерти  была драматична. Ее не только терзал страх предстать перед страшным судом безжалостных подземных богов, но и страх перед  опасностями, подстерегавшими ее на пути к тому месту, где должен был состояться суд. Из заупокойных описаний известны  враждебные действия  демонов подземного мира, подчеркивается  ужасный их характер и необходимость знания заклинательных формул для обезвреживания их силы. Отрывок  из ведической Книги смерти приоткрывает завесу над теми муками, которые  грозят душе умершего грешника на ее пути в царство Ямы: «На этом пути нет тени деревьев, где человек мог бы отдохнуть...  Нигде не видно воды, чтобы напится страдающему от жажды. Двенадцать солнц нестерпимо жарки... как в конце пралайи! Так влачится грешная душа, пронизываемая холодными ветрами; в одном месте ее колют тернии, в другом жалят злобные змеи.  В одном месте грешника кусают свирепые львы, тигры и собаки, в другом – жалят скорпионы, в третьем – жжет огонь. ...В одном месте он проваливается в скрытый колодец, в другом - падает с высокой горы, в третьем - ступает по лезвиям бритв и кончикам копий.  В одном месте он спотыкается в кромешной тьме и падает в воду, в другом – в грязь, кишащую пиявками, в третьем – в горячую слизь. ...В одном месте – темнота, как смола, в другом – труднопроходимые скалы, в третьем – озера гноя, крови и испражнений».(1)

 

Но это только половина пути – до реки Вайтарани. "Когда река видит, что приближается грешник, она изрыгает пламя и дым, кипит, как масло на сковороде... Течет она с сильным грохотом, в нее страшно заглянуть...  Вся ее поверхность покрыта скорпионами и черными змеями: для тех, кто упадет в нее, нет никакого спасения". Путь души умершего лежит дальше: «С петлей на шее, а некоторые – влекомые крюками, подталкиваемые в спину острым оружием, продолжают грешники свой путь.  Других тащат на петле, продетой через нос или уши; некоторых, перетянутых веревками, тащат по дороге, а вороны долбят их своими железными клювами».

Через 12 месяцев, в конце года грешник подходит к южным воротам  обители Ямы, одним из четырех, ведущих к городу Царя Справедливости. Там существует своя администрация. Привратник докладывает о его прибытии Читрагупте, записывавшему все дела человека на протяжении его жизни, а тот передает эту весть Царю Справедливости, предварительно расспросив Шраванов - сыновей брахмана, живущих "на небесах, на земле и в более низких областях" и знающих "все, что сказано или сделано каждым человеком открыто или тайно". Примечательно, что "к человеку, который располагает их к себе аскетизмом, благотворительностью и честной речью, они  благожелательны и даруют небеса и освобождение".

Выслушав доклад о грехах грешника, Яма "подытоживает их и ...назначает соответствующее наказание для каждого грешника". Остается добавить, что душа может получить вполне благоприятный приговор, если человек поклоняется Вишну: "Яма всегда говорит своим слугам: "Введите ко мне отрекшихся от Бога, о посланники, но не приводите тех, кто медитирует на имя Хари". И далее: "...воспевание имени Вишну, который дарит благо, - это лучшее искупление даже великих грехов". Ну, а если умерший желает не просто очиститься от грехов, но и достичь высших миров, ему следует  приносить в дар Брахме, полубогам и слугам Царя Справедливости  золото, потому что в этом случае они "радуются дару золота и становятся щедрыми на благодеяния. ...Тогда он не идет путем Ямы, но восходит на небеса. Там он живет очень долго в мире истины и затем вновь рождается здесь как царь...". (1)

Вне всякого сомнения, в египетской мифологии душу умершего на ее пути к месту последнего упокоения,  поджидали  испытания, подобные описанным в ведической Книге Смерти, об этом говорит обилие заклинательных формул. Разница с ведической концепцией была в том, что в ней  этим испытаниям подвергалась душа, уже признанная общественным мнением или учением жрецов, грешной. Высший суд только подтверждал ее греховность, отправляя в ад.  В древнеегипетских представлениях о загробном мире подобным трудностям и опасностям пути и страху перед приговором загробного суда  подвергалась душа любого (кроме царя и жрецов) умершего, а греховность души могла  быть определена только в ходе суда загробных богов.

Однако так было не всегда, существуют свидетельства, указывающие на бытовании в Древнем Египте представлений о грешниках, сходных с ведическими, когда человек был осужден  человеческим судом еще при жизни за свои преступления. Представляется, что  когда-то к числу грешников, уличенных в таких злодеяниях как убийство, насилие и грабеж, причислялись и те бедняки, "преступление" которых заключалось в не исполнении ритуалов заупокойного культа, требовавших значительных затрат. Однако именно эти ритуалы, так же как и знание магических формул для сдерживания злобных демонов, помогали душе умершего, обеспечивая беспрепятственный проход по загробному миру и правильное поведение во время загробного суда. Утверждение  необходимости совершения таких ритуалов, так же  как и требование  знания заклинательных формул, изобретаемых жрецами, постепенно уступают место влиянию нравственных мотивов на определение посмертной судьбы души. Многочисленные формулы доказательства моральной чистоты умершего выходят на первый план, при этом различные заклинания против демонов загробного мира не теряют своей актуальности

В 125 главе «Книги мертвых» главную роль играет уже загробный суд, основанный на нравственном принципе воздаяния. Теперь умершему надлежит произнести перед судьями так называемую негативную исповедь, в которой он отрицает совершение им разнообразных грехов. В демотической рукописи «Сказки о верховных жрецах Мемфиса» особенно интересно повествование о Са-Осирисе, сыне верховного жреца бога Пта Сатни-Хаэмуаса, относящееся к 46-47 гг. н. э. Вкратце сюжет сводится к  описанию загробного мира, вход в который находится  в городе мертвых за Мемфисом. Са-Осирис показывает своему отцу подземные залы,  объясняя производимые в них действия.

В шестом зале находилось судилище богов. «Каждый бог сидел на своем месте, и привратники царства мертвых оглашали приговоры». В седьмом зале сидел на троне из чистого золота сам Осирис. «По левую руку от него стоял Анубис, великий бог, и все боги судилища царства мертвых теснились справа и слева от них. Перед ними стояли весы, на которых боги судилища царства мертвых взвешивали содеянное людьми добро и зло. Великий бог Тот записывал то, что показывали весы, а Анубис оглашал приговоры богов. Если боги решали, что злодеяния человека более многочисленны, чем его добрые дела, они отдавали его во власть Пожирательницы-собаки повелителя царства мертвых, которая разрывала на части его душу и тело, так что дыхание жизни к нему уже не возвращалось никогда. Но если они находили, что  злодеяния человека равны его добрым делам, они помещали его среди кающихся душ, которые служат богу Сокар-Осирису». (2)

Из этого описания мы узнаем, что Тот не только записывал показания весов, но и определял в своих записях срок земной жизни умершего, что тем душам, которые «творили добро на земле, здесь воздают добром, но если они творили зло, здесь воздают им злом. Так ведется извечно и не изменится никогда». (2) Таким образом, для  посмертного пребывания душ раскаивающихся  был предназначен   подземный мир Сокар-Осириса на западе, души заслуживших оправдание своими благими делами, получали место в сонме богов загробного суда, души грешников истреблялись.

Иная посмертная судьба ожидала душу умершего фараона – она возносилась к звездам. В «Текстах пирамид», начертанных в гробнице Тети, сказано: «...встань у врат... Привратник выходит к тебе, Берет он руку твою И ведет тебя на Небо к отцу твоему Гебу. Рад он встретить тебя... Ставит тебя впереди аху, звезд негибнущих... Восстань, о Тети, ты не подвержен смерти!». (PT, реч. 373, § 654-657) (3).

Идея загробного суда, переосмысленная как Страшный Суд в Конце Времен,  была признана адептами иудаизма, христианства и мусульманства. Существенной разницей было также  и то, что суду подвергался не отдельно взятый умерший  сразу после своей смерти, а все когда-либо умершие, воскресенные по этому случаю во плоти, одновременно представали перед Высшим судьей.  В ожидании  Конца Света, срок которого никому не известен, души умерших пребывали век за веком в своих могилах.

Итак, согласно иудейской вере «в определенное время мертвые будут оживлены во плоти и будут снова жить на земле». Однако, идея воскресения из мертвых впервые ясно появляется лишь в книге Даниила: «многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление» (Дан. 12:2). «Иными словами, те поколения, чьи грешники избежали наказания и чьи праведники умерли, не получив воздаяния за преданность Господу, будут снова призваны к жизни и каждый получит по заслугам. ...Учение о воскресении из мертвых предполагает возможность праведникам, когда-либо жившим на свете, воскреснув, получить в будущем мире свою долю воздаяния за справедливость и праведность».(4) Те же, кто не верит в воскресение из мертвых, «не будет иметь доли в будущем мире».

Страшный суд в конце времен предполагает и место,  на котором произойдет воскресение из мертвых. «В талмудический период и вплоть до нового времени идея воскрешения из мертвых понималась настолько буквально, что благочестивые евреи часто заботились об одежде, в которой им предстояло быть похороненными, о полном погребении всех органов тела и о том, чтобы быть погребенными в Эрец-Исраэль и именно в Иерусалиме. В раввинистической литературе существует серьезная проблема, связанная с метаисторическим местом воскресения из мертвых. Некоторые считают, что оно является конечной целью и, таким образом, последней ступенью в эсхатоне (судьбе мира), идентичной будущему миру; другие же говорят о воскресении из мертвых, предшествующем окончательному спасению, то есть будущему миру. Существуют также разногласия относительно того, кто подлежит воскрешению: по некоторым источникам, воскрешены будут только праведные, по другим же — воскресение из мертвых есть удел каждого». (4) Главное  - вера в возможность самого воскресения, Страшного Суда над воскресенными и будущей жизни для праведных. Пророк Осия сказал: «...пойдем и возвратимся к Господу! Ибо Он уязвил – и Он исцелит нас, поразил – и перевяжет наши раны; 2. Оживит нас через два дня, в третий день восставит нас, и мы будем жить пред лицем Его". (Осия 6, 1-2)

Слова пророка сбылись в истории о жизни, смерти и воскресении на третий день Иисуса Христа, имя которого получила новая вера, родившаяся в недрах иудейского общества.

 

 

Использованные материалы:

  1. Ведическая Книга Смерти. «Гаруда-пурана Сародхара»;
  2. Религия Древнего Египта. М.А. Коростовцев;
  3. Религиозные аспекты политической культуры древнего Востока: образы царя. А.Б.Зубов, О.И. Павлова//Религии древнего Востока;
  4. Еврейская электронная энциклопедия

Реклама

Книги