МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Египетская мифология: бог Сет (часть 1)

Бог Сет в мифологии Древнего ЕгиптаИстория Сета, образ которого устойчиво ассоциировался со злом, во многом загадочна. Начнем с его зооморфного облика – голова напоминает то ли ослиную, то ли верблюжью с высоко стоящими  прямоугольными длинными ушам, но не вполне соответствует обоим образам.  На самых древних изображениях Сет изображен четырехногим животным, подобным собаке или шакалу, с высоко задранным хвостом, высоко стоящими ушами,  с сильно вытянутой и клювообразно изогнутой пастью. Высоко стоящие торчком прямоугольные уши и клювообразная пасть сохранились и в последующих иконографических изображениях  Сета, однако довольно трудно по этим признакам отождествить зооморфный образ Сета с образом осла. Столь максимальная стилизация, возможно, свидетельствует в пользу очень древнего происхождения, когда воспоминания о настоящем зверином прототипе по каким-то причинам стерлись из памяти, а  божество, продолжающее «жить» и выполнять приписываемые  ему функции, было необходимо идентифицировать с  каким-либо известным животным образом.

 

До 2000 г. до н. э. египтяне называли это животное «sha» и верили, что его все еще можно найти в пустыне. Во всяком случае после 1600 г. до н. э. египтяне чаще сравнивали его с рыжим, т. е. диким ослом. Родословная Сета представляет его со своими братьями – Гором старшим и Осирисом, и двумя сестрами – Исидой и Нефтидой, детьми божественной пары Неба (Нут) и Земли (Геба). Сет  был провозглашен богом-покровителем древнего города Омбоса в Верхнем Египте (современный Нагадах), и по этой причине его часто именовали «Господином Юга». Именем и символом Сета из Омбоса стало  Нубти (Тот, кто из Омбоса),  слово, имеющее корнем «нуб» - «золото»,  и сам город называли «Золотым городом». Почитание этого бога «похоже, датируется периодом даже более отдаленным, чем почитание любого члена триады Осириса», и первоначально Сет выступал противником Гора, а не Осириса.

Гор в образе воинственного сокола стал царем не только Нижнего, но и Верхнего Египта, и в титулатуре первой египетской династии – тинитской - имя Сета иногда стоит рядом с именем Гора.  На памятниках первой династии отразилось равноправное положение обоих царей в те времена: изображение двух соколов означало царя как воплощение Гора-Сета. Так, царь Миебис из I династии часто ставил перед своим именем двух соколов вместо одного, то есть Гора и Сета. Это говорит о том, что, несмотря на присутствие Гора-сокола в Верхнем Египте, Сет продолжал все еще считаться могущественным, скрываясь под видом второго сокола. Одна из локальных ипостасей Сета - Немти сохранила представление о нем, как о боге-соколе. Два сокола – два царя.

Сет и Гор благославляющие РамзесаОднако ситуация резко меняется со II-й династии. Начинает наблюдаться какое-то «качание» царских титулов то к Сету, то к Гору.  Так, фараон Перибсен никогда не называл себя Гором, а именовался Сетом Перибсеном. Надпись на его печати гласила: «Нубти из Омбоса [то есть Сет] передал Две Земли своему сыну, царю Юга и Севера, Перибсену».  Два преемника Перибсена возвращаются к Гору, а в конце II династии царь Хасехемуи помещает перед своим именем сокола и борзую, то есть Гора и Сета. Эти явления свидетельствуют о том, что верховная власть над Обеими Землями переходила то к представителю Верхнего Египта, то возвращалась к ставленнику Нижнего Египта. Постепенно имя Сета вообще исчезает из титулов, заменяясь именем Nub(ti). Однако память о царе Верхнего Египта – Сете, царском предке, «воскресающем в династии фараонов» продолжала жить. Так, египетская царица в античные времена именовалась «Та, что видит Гора и Сета», а на стенах храмов той эпохи изображался Сет Nubti, ведущий пленных чужеземцев к царю и принимающий участие в его коронации.  Символ  V нома Верхнего Египта  - Два Сокола напоминает о героической эпохе Двух Собратьев,  а в Омбосе, расположенном у  к югу от Эдфу, поклонялись одновременно Гору-соколу и Сету в образе крокодила.

Культ Сета процветал не только в  верхнеегипетском Омбосе (Нагаде), но и  в Среднем Египте в местности Су поблизости от Гераклеополя, и в северо-восточной части Дельты, начиная  со времен II династии, и  в оазисах Дахла и Харга. Считалось, что земля оазисов Ливийской пустыни впитала в себя кровь Сета, пролитую в борьбе с Гором.Именно поэтому в оазисе Дахла вплоть до эпохи XXV династии процветал Оракул Сета.Первоначально  Сет вообще рассматривался как бог восточного рукава нильской дельты, позже он был признан богом восточной границы Египта и, наконец, богом иностранцев и восточной пустыни. Распространяя свою власть над восточными районами Египта, Сет впоследствии превратился в покровителя чужеземных завоевателей, вторгшихся в Египет из Азии. Поскольку к этому времени образ Сета устойчиво связывался с противостоянием, со злом и ущербом, наносимыми как мятежом, так и  буйством  природных явлений, в частности грозы, чужеземные захватчики с легкостью отождествили Сета со своим богом грозы и плодородия Баалом, и столица гиксосов Аварис стала местом его культа.

Хотя гроза в настоящее время и является редким явлением в Египте, но Гор, вооруженный своим копьем-лучом, постоянно настороже, чтобы отразить силы Сета. Считалось, что раздающийся гром – это крики боли страдающего от нанесенных ему ран Сета.  По контрасту с Гором-копьеносцем оружием Сету служил лук, и солдаты признавали этого «сына Нут, великого силой», своим покровителем.  Одно из подразделений войска Рамсеса III носило имя Сета. В Танисе (прежний Аварис, переименован в Танис во времена XXII ливийской династии) главными богами были Амон, Ра, Птах и Сет, которые в текстах названы богами Рамсеса II.  На обнаруженной там же каменной стеле начертано, что отец Рамсеса II, бывший везирем до того как стать фараоном Сети I, прибыл в Танис в четырехсотый год бога Сета, чтобы воздать этому богу почести. Пока что не установлены дополнительные данные об эре Сета, но текст является свидетельством того, что такое летоисчисление существовало, что Танис был центром культа Сета и, что между этим богом и фараонами Сети I и Рамсесом II существовала некая связь. Даже сундук с телом Осириса, Сет с сообщниками отправил плыть по танисскому устью Нила.  Когда Девятка присудила сан Осириса его сыну Гору, Ра-Хорахте, не желая обидеть этого могущественного бога, сказал: «Пусть будет дан мне Сет, сын Нут, да сядет он со мною, да будет он мне сыном, да грохочет он в небе и да боятся его!»

Само рождение этого бога связывали с нарушением порядка – он родился из бока своей матери Нут, и, поскольку его появление на свет падало на третий из пяти эпагоменальных дней, этот день считался  особенно несчастливым. Фараон в этот день не вел практически никаких дел.  Считалось, что присутствие Сета всюду и всегда вносило смуту и беспорядок. В сотрясении земли, в знойном ветре, несущем пыль пустыни и иссушающем растительность, в неожиданном падении со страшным грохотом камней с неба тоже был повинен Сет, и само имя его писалось иероглифом «камень».  Наиболее емкая характеристика этому богу разрушения дается в греческом папирусе, в котором к Сету обращаются как к «сотрясающему холмы, громовержцу, создателю урагана, сотрясающему скалы, разрушителю, который баламутит само море».

В самых древних текстах не Ра, а Сет, стоя в ладье солнца, поражал змея Апопа. В памятниках времен XVII династии воин Сет все еще борется против змея вместе с другими богами. В Ватиканском магическом папирусе есть такие строки: «Встань, о Сет, любимец Ра! Займи свое место в ладье Ра! Он получил в оправдание твое сердце: Ты низвергал (врагов) твоего отца Ра Каждый день».  О Сете, поражающем копьем змея Апопа, говорится, что «у него красные глаза и красные волосы». Однако со временем змей стал представляться таким же воплощением Сета, как крокодилы и гиппопотамы, и уже  самого Сета называли «змеей, которая разрезана на куски, отвратительной змеей». Все, что было связано с красным цветом, получило негативную окраску, стало синонимом всего опасного.  Луркер сообщает, что красный цвет у египтян «символизировал жизнь и победу. По случаю праздников жители страны Нила раскрашивали свое тело красными мелками и носили украшения из красного сердолика». Однако в египетских текстах красный цвет приписывался всем демонам. Выражение «сделать красным» было равнозначно понятию «убить». Плутарх пишет: «Жители Копта в связи с тем, что ослы имеют красноватую окраску, имеют обыкновение приносить их в жертву, сбрасывая в пропасть». Красный цвет был цветом пустыни, знойный ветер которой иссушал и  «убивал» растительность, – Сет всегда был антиподом Осириса, воплощавшего идею плодородия, процветания растительной жизни, которую губил Сет. Поэтому у могилы Осириса в жертву приносили даже людей с красноватой кожей или рыжими волосами.

Использованные материалы:

  1. А. Морэ. Нил и египетская цивилизация;
  2. Макс Мюллер. Египетская мифология;
  3. М.Э.Матье. Древнеегипетская мифология;
  4. М. Луркер. Египетский символизм;
  5. Плутарх. Об Исиде и Осирисе.

Реклама

Книги