МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Конопля. Часть 3

Соцветие коноплиКоноплю как техническую культуру славяне узнали раньше льна. «Возделывание конопли на всех этапах — от сева до тканья полотна — сопровождалось магическими действиями и считалось (за исключением сева) сугубо женским занятием». В Могилевской губернии хозяйка перед севом «трижды объезжала на кочерге участок», на котором будет расти конопля. Сеять следовало босиком, без шапки и... с завязанными глазами, так как в противном случае считалось, что птицы выклюют посеянные семена. В число магических приемов входил запрет здороваться и отвечать на приветствие во время сева, а перед севом следовало есть яйца или яичницу, разбрасывать яйца по полю, закапывать в землю, держать в семенах и все для того, чтобы семенные головки конопли выросли бы крупными, а волокно – белым. О прыжках, танцах, катаниях на санах с горок, прыганием через костры уже было сказано. 

 

 

Все эти приемы должны были способствовать магическим образом вегетации и обеспечить рост конопли. Однако выращенное с такой заботой и ухищрениями растение ожидала мучительная «смерть» с последующей трансформацией в полезный для человека предмет – рубаху, веревку, масло и пр.  Конопля – одно из тех растений, которые  "претерпевают" большие "страдания", превращаясь из семени в хлеб, полотно, бумагу, поэтому неудивительно, что в верованиях и фольклоре с коноплей связывается мотив «жизненных мук». Существует ряд текстов, в которых описываются «муки» таких растений, как пшеница, конопля и лен.

Такие тексты,  перечисляющие все действия, связанные с растением, начиная с сева до преобразования в полезный для человека предмет, использовались как заговоры, выполняя роль оберегов. В Сербии градовые тучи разгонялись пением песен-заговоров, описывающих муки и страдания пшеницы, однако более эффективным считалось петь о муках конопли,  ибо «нет в мире растения, которое претерпевало большие мучения». Чтением такого заговора сербская знахарка пыталась избавить больного от прострела и болей в груди. Для этого, вооружившись  «бритвой... тремя ножами, тремя топорами, тремя веретенами и тремя метлами», она колет и тыкает ими в грудь больного, одновременно произнося следующее заклинание: «Я посадила коноплю, и созрела конопля, и я убрала коноплю, ободрала коноплю, утопила коноплю в воде. Я драла коноплю на редком гребне, выбирала в конопле отдельные пряди, я пряла коноплю на веретенах, я сматывала коноплю мотовилом,  я сучила коноплю на навой, я вводила коноплю в бедро, я выткала полотно посконное, я выбелила полотно посконное, я раскроила полотно посконное, я сшила рубаху посконную, я порвала рубаху посконную. Расползлась, пропала посконь – рассосалась, пропала боль в груди. Прекратись, прекратись, прекратись!!!».

Использовали стебли конопли как лекарственное средство. В Восточной Сербии для лечения от эпилепсии употребляли «забытую» коноплю, т.е. оставшуюся в поле неубранной. Детей от заразных болезней сперва опоясывали паклей, которой обмывали покойника, затем ее сжигали и мазали ребенка сажей. Зеленый стебель конопли клали у колыбели, чтобы ребенок лучше спал. В русско-белорусском пограничье нитка из конопли и льна, изготовленная в Страстной четверг, служила лечебным средством при переломах и вывихах.  

Практиковались обряды ритуального производства обыденного полотна, полотенца, пояса и обыденной рубахи, в которых отражались все перипетии «жизни» конопли. Совершались они в случая эпидемий чумы или в моменты крайней опасности для жизни поселян. «Так, в Пиринской Македонии, в с. Горна Сушица, чтобы «злая» болезнь (чума, холера и т. п.) не пришла в село, собирались три вдовы, брали хлопок и выпрядали за одну ночь три веретена пряжи, затем сновали и ткали и к утру выносили кусок длинного, плотного полотна. Под этим полотном пролезали все жители села». Считалось, что это убережет их от заражения болезнью.

В Восточной Сербии в одном из сел при известии о начавшейся войне «собирались в полночь девять старух, которые до утренней зари в полном молчании ткали и шили одну рубаху, через которую «пролезали» все, кто шел на войну и должен был подвергнуться опасности. Верили, что, продев через себя обыденную рубаху... они избегнут смертельной опасности». В другом селе этот обряд дополнялся некоторыми деталями: девять старух должны были быть раздетыми донага, и в то время, как они делали свою работу, мужики караулили петуха, который запоет первым. Такого петуха приносили к старухам, которые надевали на него сшитую за ночь рубаху и выпускали бродить по селу. «Затем уходящим на фронт давали по кусочку от рубахи, чтобы они не погибли. ... Такая рубаха называлась также «чумина кошуља», т. к. она, согласно верованиям, защищала от чумы и холеры».

Использованные материалы:

  1. В.В Усачева, Магия слова и действия в народной культуре славян. Конопля в славянской мифологии;
  2. Н.И. Толстой, Vita herbae et vita rei в славянской народной традиции // Славянский и балканский фольклор. Верования. Текст. Ритуал. 1994.

Реклама

Книги