МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Конопля. Часть 2

Заросли коноплиКонопля, предстающая в двух образах, - как растение дающее сырье для прядения, тканья, шитья, масло для светильников и материал для бумагоделания, и как растение способное привести в экстатическое состояние через вдыхание аромата горящего семени или вкушение магического напитка, была известна человеку с давних  времен. По предположению Н.И.Вавилова происхождение конопли в Европе связано со скифами, которые занесли это растение из Азии. Конопля, нуждавшаяся в удобренной почве, «шла с человеком как непременный спутник жилья, кочевья. ...Возможно, что до хозяйственного использования конопли человек боролся с ней как с сорняком, бросая ее в огонь, - и сразу начинал ощущать ее наркотические свойства...».

Подтверждением этому служит и свидетельство  Геродота, не оставляющее сомнений в том, что наркотические свойства конопли были хорошо известны скифам. В Древней Греции, как уже было сказано, из семян конопли изготовляли особый напиток, называвшийся Nepenthes, а в классическую эпоху оракулы в Дельфах давались пифией, имевшей «прислуживавшего ей жреца, который приводил ее в экстатическое состояние, сжигая в пламени помещенной в замкнутое пространство масляной лампы зерна ячменя, коноплю и листья лавра».

 

 

Древняя шумерская мифология связывает происхождение конопли с горной страной: «…в мифе, записанном в середине XVIII в. до н. э. на шумерском языке рассказано о том, что небесный бог Ану принес с неба пшеницу, коноплю и ячмень. Бог Энлиль, Владыка Бури, сложил все эти сокровища в горной стране и «запер горы, словно дверью». Но две строптивые богини, Ниназу и Нинмада, решили «дать зерно Шумеру, не знающему зерна». Однако остается неизвестным, использовались ли наркотические свойства конопли в Древнем Шумере.

Санскр. название конопли - bhanga восходит к глаголу  bhanj ‘разрывать’,  ‘проламывать’, и может быть приблизительно передано по-русски как  разрыв-трава. Такое название вполне соответствует наркотическим свойствам конопли «разрывать» привычные связи и представления и переводить в измененное состояние сознания. Эпитет bhang ‘разрывающий’ прилагался и к Соме, а данные Атхарваведы «позволяют предположить, что конопля входила в число магических растений и при этом была связана с Сомой». В заговоре на спасение от ужаса перечисляются четыре растения, « два из которых... не отождествлены, а остальные два – конопля и ячмень». При этом сам заговор содержит обращение к пяти царствам растений с Сомой во главе.

В европейских и в, частности, балканских вариантах  акцентируются не столько магические свойства конопли, как изготовление сырья из нее для прядения. Для того, чтобы стебли конопли выросли длинными, во многих районах Европы и у славянских народов устраивались танцы с подскоками и поощрялись прыжки. У восточных славян прыгали с лавок, столов, печей на Рождество, масленицу, в первую неделю Великого поста, на Ивана Купалу и в Петров день. Женщины катались с гор на санях, на скамьях, на донцах от прялок, катались на лошадях. У западных и южных славян качались на качелях, танцевали с подскоками. У русских, чехов и болгар существовала традиция зажигать костры и прыгать через них – чем выше, тем будет лучше урожай конопли.

Жители Франш-Контэ (Бургундия) считали, что «для того чтобы хорошо поднялась конопля, следует вволю потанцевать на празднике Масленицы».

Прядильные волокна конопли, известные как пенька, имели важнейшее хозяйственное значение для такой морской империи, которой была Великобритания, служа одним из  лучших материалов для канатного и веревочного производств. Однако это обстоятельство не мешало англичанам считать, что метлы, на которых ведьмы летали на шабаш, были сделаны из конопли.  В Оксфордшире и пограничных с Уэльсом областях бытовало гадание, проводившееся молодыми девушками на замужество. Для того, чтобы увидеть будущего мужа, следовало в полночь выйти на погост и бросить через левое плечо конопляное семя, с приговором, чтобы конопля выросла, а суженый явился бы с косой покосить ее.  Если за спиной девушки являлся призрак с косой и начинал косить, она должна была выйти замуж, если же вместо призрака являлся гроб – ей суждено было умереть молодой и незамужней.  Как и многие другие гадания подобного рода, это было действенным только раз в году – в канун Маркова дня, Иванова, Дня всех святых или Рождества.

Использованные материалы:

  1. Р. Грейвс Мифы Древней Греции;
  2. Бурхард Брентьес. От Шанидара до Аккада:
  3. Дж.Д. Фрэзер. Золотая ветвь:
  4. Барбара Уокер. Символы, сакралии, таинства;
  5. Кристина Хоул. Энциклопедия примет и суеверий.  

Реклама

Книги