МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Жаба: нанайцев, нивхов, орочей мифология

"Мифп'идь – это одно из существующих в нивхском языке названий жабы (букв.: "в земле находящаяся"). "...на юге Дальнего Востока водятся два вида жаб – серая и монгольская жаба (Buffo raddei); у последней имеются специфические черты во внешнем виде и повадках: один из четырех пальцев на передних лапах намного короче прочих трех, окраска кожи спины – красно-бурая, жаба способна подниматься высоко в горы.  Похоже, что обитателем горного мира признается из них второй вид – монгольская жаба". Три длинных пальца сближают монгольскую жабу с трехлапой лунной жабой древнекитайских мифологических представлений, но буквальный перевод ее нивхского имени указывает на нее, как на хтоническое животное.

 

Словом мифп’идь нивхи обозначали  "монгольскую жабу, способную подниматься в горы, а слово мири предназначалось для серых жаб». Интересно, что в лечебной магии мужчинам следовало для излечения носить на шее деревянное изображение мири, а заболевшим женщинам - мифп’идь. "Известны онгоны, представляющие собой изображения жаб, различающихся количеством пальцев: у одной жабы четыре, у другой – три пальца". В мифологических текстах жабы мифп'идь выступают вместе с простыми лягушками в качестве обитателей жилища  старика - хозяина горной страны и играют важную роль в медвежьем празднике.

Как только амурские нивхи вносили через окно голову убитого медведя, на нее наклеивали вырезанное из бересты изображение жабы. Сахалинские нивхи такое же изображение оставляли снаружи у дымового отверстия, через которое в землянку опускалась голова медведя. Отличительной чертой онгона, использовавшегося в ритуале медвежьего праздника, был "пояс  с изображенной на нем жабой". Из того, что "изображение жабы привлекалось только на втором этапе всего ритуала, когда уже произошло освобождение души горного человека от его медвежьего тела,  но она еще сосредоточена в голове зверя", следует, что  жаба представлялась тем "транспортным" средством, которое должно было доставить душу в горний мир.

Из мифологических представлений ульчей, связанных с ритуалами медвежьего праздника, известно, что "средством передвижения в таежный мир служит Красная жаба", которая, что интересно - выходит из огня "в ответ на жертвоприношение пищей огню". Роль жабы как посредника между мирами видна и в том, что ее изображения наносились на шаманские дымокуры-алтари, что определенно указывает на нее как на помощника шамана  при его "посещениях" другого мира, возможно, даже на то, что жаба являлась матерью-зверем шамана. По материалам  якутской мифологии "из пламени вышла жаба; именно от этого животного произошли «демоны», давшие, в свою очередь, якутам выдающихся шаманов и шаманок".

Орочи считали жабу  очень сильным охотничьим духом. Считалось, что в процессе создания души шамана высшее божество Хадау "выковывает" душу  будущего шамана на наковальне в виде безрогого лося, а "горном" служит железная жаба. "Бучу надувает ее через задний проход мехами, и изо рта ее вырывается пламя".

У гольдов "лягушка и жаба считались существами, связанными с силой плодородия. Гольды верили, что помогает не только само животное, но и его изображение. Например, если женщина страдала бесплодием, вырезали из березовой коры изображения лягушек и привязывали их к рукам и ногам женщины".

Использованные материалы: 

  1. А.Б. Островский. Мифология и верования нивхов;
  2. С.В. Березницкий. Мифология и верования орочей;
  3. Л.Я. Штернберг Первобытная религия в свете этнографии

Реклама

Книги