Шаманское дерево в мифологии бурятШаманское дерево - непременный атрибут бурятского шамана. Оно может представлять собой столб, коновязь (сергэ) или живое дерево. Живые деревья использовались в обряде посвящения кандидата в шаманы. Березка, срубленная поутру в лесу, где похоронены жители селения, устанавливалась в юрте кандидата. Корнями она помещалась в кострище, а верхушка ее выходила через дымоход. Береза эта называлась Удеши бурхан, что означает "страж врат" (или «бог-смотритель»), потому что она открывала шаману вход на Небо. Этот "страж" навсегда оставался в юрте шамана и служил отличительным знаком его жилища. Помимо этого "стража"  для проведения обряда срубалось несколько других березок. Они устанавливались далеко от юрты, и от главной березы находящейся в юрте, к ним тянулись по две ленточки красного и синего цветов - символ "радуги", по которой шаман достигал обиталища духов на Небе.



Сперва будущий шаман совершал восхождение по березе, находящейся в юрте, и высовывался из дымового отверстия. Затем его выносили на войлоке из юрты и все отправлялись к березам, установленным поодаль от жилища. Каждая из берез была предназначена для совершения у ее подножия определенных действий: принесения жертвы, развешивания костей на ветвях и т.д. У девяти столбов привязывали девять жертвенных животных, девять берез были предназначены для развешивания на них шкур жертвенных животных. Самые крупные березы, на которых позже будут развешены завернутые в солому кости жертвенных животных, расставлялись в определенном порядке. Но главными считались три выкорчеванные с корнями березы, которые называли "столбами" (серге). У подножия одной из трех берез складывались жертвы. К ветвям этой березы привязывались красные и желтые ленты, если обряд совершался для «черного шамана», и белые и синие – для «белого». Если же новый шаман собирался служить всем категориям духов, то ленточки были четырехцветными. Ко второй березе привязывался колокольчик и шкура жертвенного животного. На третью, достаточно толстую и крепко вкопанную в землю, кандидат должен был влезть.

Прежде всего должен был совершиться обряд очищения кандидата. Он заключался в помазании головы, глаз и ушей кандидата кровью принесенного в жертву козла. Затем под удары в бубен девять юношей хлестали березовыми вениками по обнаженной спине кандидата. Для этого обряда в жертву приносилось девять или больше животных, и пока варилось жертвенное мясо, совершалась заключительная часть обряда посвящения в шаманы - восхождение на Небо. Для этого "отец-шаман" взбирался на березу и делал на ее верхушке девять надрезов, затем остальные шаманы и кандидат совершали по очереди "восхождение". У булаганских бурят ритуал "восхождения" совершал сам кандидат. Его обносили на войлоке девять раз вокруг берез, и он влезал на каждую, делая по девять надрезов на верхушке.

По мифологическим представлениям бурят человеческий род произошел от Отца-дерева и Матери-дерева. В одном из описаний обряда посвящения в шаманы это представление подтверждается участием деревьев-родителей в обряде. Дерево-мать помещалось на северной стороне. К его верхушке было подвешено птичье гнездо, в котором на белой вате или белой шерсти лежало девять яиц и изображение Луны в виде кусочка белого бархата, приклеенного к берестяному кружку. К северу от дерева-матери вкапывалось еще семь берез. Дерево-отец помещалось на южной стороне, и к его верхушке был прикреплен кусочек коры, покрытый красным бархатом, который называли Солнцем. По четыре дерева размещались с каждой из четырех сторон юрты. У их подножия сооружалась "Лестница" или "Ступень" - деревянные ступеньки, на которых сжигались в качестве благовоний можжевельник и тмин.

В обряде, проводимом хилокскими бурятами, к верхушке дерева крепилось три гнезда, в каждом из которых лежало по яйцу. Молодой шаман, вселив в себя духа, бегом забирался на "мать-дерево", ртом доставал и съедал из каждого гнезда яйцо. После этого он трижды куковал по-кукушечьи, какое-то время камлал на верху дерева, а затем спускался с него вниз головой. Три съеденные им яйца были, по-видимому,  воплощениями трех душ шамана, прошедших воспитание и обучение на "Мать-дереве". Обряд посвящения мог проводиться и в лесу. Многочисленная процессия во главе с шаманом-наставником, с его помощниками, с родственниками посвящаемого и жителями деревни подходила к выбранной березе, и молодой шаман влезал на нее. Некоторое время он камлал на дереве, призывая своих духов. Спустившись, он привязывал к дереву белые ленточки. Отныне это дерево становилось его шаманским деревом. Ежегодно шаман выезжал в лес к этому дереву и приносил у его подножия жертвоприношения духам верхнего мира. Буряты верили, что если срубить это дерево - шаман умрет. Кроме березы, шаманским деревом считалась и сосна. В ней по поверьям бурят обитала душа шамана. В эту же сосну должны были замуровываться кости шамана после его смерти.

Шаманскими деревьями (бов модон, бо - шаман, модон - дерево) буряты называли деревья с развесистой кроной, одиноко растущие в окрестных урочищах или вблизи священных минеральных источников. Шаманскими признавались также те деревья, которые выделялись среди остальных своей величиной или необычной формой. Шаманский пантеон бурят насчитывал 55 добрых западных тэнгриев и 44 злых восточных. Верховным владыкой всех 99 тэенгриев считался Эсэгэ-Малан, который представлялся шаманским Отцом, осуществлявшим связь с Вечно Синим Небом. Считалось, что на юге от местопребывания Эсэгэ-Малана на берегу незамерзающего озера Энен, что у холма Хуи болдок, росло знаменитое шаманское Мать Желтое дерево, на котором находились все шаманские атрибуты, одеяния, а также хранились души (сулдэ) мужчин и женщин. Все это было в ведении Эсэгэ-Малана. Шаманская мифология бурят-монголов выводит историческое начало шаманства из Монголии. Когда в бурятском шаманстве западных бурят-монголов случались перерывы в шаманской традиции, они совершали поездки в коренную Монголию, к Азарга Саган Модон - Азарга Белому Дереву, чтобы восстановить утраченную традицию. Возможно, в представлениях об этих деревьях, сохранились следы обозначения стран света четырьмя деревьями с пятым в центре. У бурят таким шаманским центром выступала Монголия.

 Использованные материалы:

  1. М.Элиаде.Шаманизм. Архаические техники экстаза;
  2. А. Николаева Женские божества земли и их роль в формировании традиционной обрядности бурят конца XIX — начала ХХв;
  3. Л.Р. Павлинская Роль и функции шаманов в традиционной культуре народов Сибири. Символическое и художественно образное содержание шаманских атрибутов;
  4. В.М. Михайловский Шаманство (Сравнительно-этнографические очерки);
  5. В.А. Михайлов Религиозная мифология.