МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Дуб. Часть 7

ДубВ финно-угорской мифологии известен мотив с гигантским дубом, который загораживал своей кроной солнце и луну. Вышедший из моря человечек срубил дуб: упавшим деревом финны считали Млечный путь. В «Калевале» приведены подробности  появления этого дуба: он вырос из желудя, посаженного мудрым Вейнемейненом. Но выросший дуб закрыл все небо, и не стало проходу ни лучам солнца, ни лучам луны. Не нашлось силача, чтобы срубить это дерево. Тогда Вейнемейнен взмолился своей матери, чтобы она послала к нему на помощь силы могучей воды, и вот вышел из моря крошечный человечек, с ног до головы закованный в тяжелую медь, с маленьким топориком в руках и срубил дерево.

В мифологических представлениях саамов богом столпа (=дуба), поддерживающего мир, - был бог плодородия Веральден-ольмай («мужчина вселенной»).

В исландской сказке король дарит детям дуб, где хранились драгоценности их матери. После смерти матери дети переселяются в дупло дуба. В варианте этой сказки отец, заметив, что его вторая жена затаила злобу против пасынков, велит им найти в лесу два дуба и спрятаться в дуплах. По-видимому, это священные родовые деревья, недоступные для мачехи как представительницы чужого рода.

 

 

Дуб, в котором до поры до времени хранится драгоценное платье героини, украшенное всевозможными цветами, известен и в новогреческой сказке. Как только девица надела это платье, жених тотчас женился на ней. Примечательно, что иногда этот красочный наряд хранится под камнем. В русской сказке героиня носит свиной чехол и поэтому не может быть узнана своим суженым. Как только она освобождается от чехла и являет всю свою красу, он тотчас женится на ней. Все эти мотивы связаны с представлением о зиме, «одевающей» землю в туманы и снежный покров – «свиной чехол». С наступлением весны земля сбрасывает с себя этот покров (достает хранящееся в дупле или под камнем платье) и предстает юной невестой в уборе из зелени и цветов.

В Древней Греции знаменитый оракул Зевса находился в Додоне, где по шелесту дубовой листвы жрецы давали предсказания. Прорицания также давались по звону медных сосудов, по которым ударяли дубовым прутом. «Ствол прорицающего додонского дуба» богиня Афина укрепила на носу корабля Арго, увозящего славных аргонавтов в таинственную Колхиду. В Ливии тоже находился древний оракул дуба. Эпоним-предок  ливийских гарамантов – Гарамант, по утверждению ливийцев,  «родился раньше сторуких», а «когда он вырос из долины, он принес матери-земле жертву в виде сладкого желудя». Гарамантское поселение под названием «Аммон» объединилось в религиозную лигу с северно-греческим поселением Додона уже в третьем тысяч. до н. э. «Оба поселения имели древние дубы – оракулы"

В Аркадии на  горе Ликей есть источник Гагно, названный по имени одной из трех нимф-воспитательниц Зевса. Этот источник «течет и зимой и летом с одинаковым количеством воды. Если долгое время стоит засуха и начинают засыхать семена в земле и деревья, тогда  жрец Зевса Ликейского, обратившись к воде, молится, и, помолившись, приносит жертву, которая полагается по закону, затем он опускает ветку дуба на поверхность источника, а не в глубь его; и когда вода всколыхнется, поднимается пар в виде тумана, немного погодя этот туман обращается в облако и привлекает к себе другие облака, вследствие чего на аркадскую землю спускается дождь».

Священным считалось и дубовое полено. Греки ритуально сжигали  его в середине лета. Это действие они  сопоставляли с лишением божества плодородия его мужской силы. В храме Весты вечный огонь  поддерживался дубовыми поленьями. Угасание огня Весты считалось дурным предзнаменованием, но в первый день нового года его гасили и зажигали вновь трением священного дерева о дерево, а от него зажигались очаги курий; одновременно хранившиеся в храме  священные лары заменялись на новые, как об этом сообщает Макробий.  Геракл был сожжен на костре из дубовых поленьев: «богом он стал через дуб фригийский».

В Афинах мальчик, произносивший во время элевсинских мистерий брачную формулу, увенчивался дубовыми листьями и терниями.  Греческие дриады были  «дубовыми» нимфами.  В дуб и липу были посмертно превращены богами Филемон и Бавкида. После убийства Пифона Аполлон учредил Пифийские игры: «Ежели юноша там побеждал в борьбе, или в беге, / Или в ристанье, за то получал он дубовые листья; / Не было лавров еще...». Вакханок, растерзавших Орфея, Дионис  превращает  в дубовые деревья. Менады-вакханки несли с собой тирсы - сосновые ветви, увитые плюющем. В связи с этим, Р. Грейвс предполагает, что «дубовая ветвь с листьями соотносилась с жизнью и с первой половиной месяца, а сосновая ветвь – со  смертью и второй половиной месяца».

 

Использованные материалы:

  1. Мифы народов мира, т. I, II;
  2. Мелетинский. Е. М. Герой волшебной сказки;
  3. Павсаний. Описание Эллады, книга VIII;
  4. Р. Грейвс. Мифы Древней Греции;
  5. Аполлоний Родосский, Аргонавтика,  IV.

Реклама

Книги