МИФОЛОГИЯ

народов Мира

Сосна. Часть 2

СоснаСосна связана с  богом  виноделия Икарием, который  первым изготовил  вино и угостил им пастухов. Последние  убивают Икария, принимая опьянение за колдовство, совершенное Икарием над ними. Собака приводит Эригону к сосне, под которой тайно погребли Икария. Выкопав труп, девушка «с отчаяния повесилась на той же сосне, помолясь богам о том, чтобы все афинские девушки разделили с ней эту участь  пока Икарий лежит неотмщенным». Вскоре после этого "молодых афинянок стали одну за другой находить повесившимися на сосне".

Это безумие продолжалось до тех пор, пока Дельфийский оракул не объявил, что их жизни требует Эригона. "Виновных в гибели Икария пастухов нашли и повесили, потом учредили ныне отмечающийся праздник вина с жертвенными возлияниями в честь Икария и Эригоны". На этом празднике к ветвям деревьев привешивали маски, которые качались на ветру. "Образ собаки Меры был помещен среди звезд, и она стала звездой Малый Пес. Поэтому некоторые, - пишет Грейвс, -  отождествляют Икария с Боотом, а Эригону – с созвездием Девы".

 

 

Смысл мифа, как предполагает Грейвс, мог заключаться в том, что «когда звезда Малый Пес всходила на небосклоне, марафонские пастухи ежегодно приносили кого-нибудь из своих рядов в жертву богине по имени Эригона». У Диониса был эпитет Дендрит ("древесный"), а в Беотии он же назывался "в дереве (живущий)", и, по словам К. Юнга  «при рождении Диониса, Мегэра посадила сосну на Кифэроне». Поэтому неудивительно, что когда культ Диониса охватил всю страну, «на сосны посреди виноградников вешали маски Диониса, которые вращались на ветру; считалось, что урожай винограда будет лучше в той стороне, куда повернута маска».

Пенфей, царь Фив, города, жители которого отказались признать культ Диониса, решил подглядеть за менадами, совершающими свое оргиастическое служение богу вина и с этой целью взобрался на сосну. Обнаруженный менадами, он был ими растерзан. В области Сикиона есть храм со статуей еще безбородого Асклепия. Бог держит в одной руке сосновую шишку, в другой – посох. В этом случае шишка сосны выступает как мужской символ. Тирсы менад тоже были увенчаны шишками.  

Питфей, сын Пелопа и Гипподамии, получив Трезен, объединяет под своей властью три города: Антею, Гиперею и Питфею. Названия этих городов "предполагают, - пишет Грейвс, -  существование матриархальной календарной триады, состоящей из Антеи ("цветущая"), богини весны, Гипереи ("находящаяся над головой"), богини лета (когда солнце находится в зените) и Питфеи ("сосна-богиня"), которой поклонялись осенью».

Сосна и дуб были посвящены Матери богов фригийского происхождения Кибеле. "… во Фригии двадцать второго марта в честь умерщвленного и воскресшего спасителя Аттиса рубили сосну и вносили ее в святилище его матери, богини Кибелы. Там ствол окутывали, словно мертвое тело, деревянными прутьями и (с.74) украшали венками из фиалок. К середине ствола привязывалось изображение этого юноши. На следующий день под рев труб проводилось ритуальное оплакивание".

В известном мифе о музыкальном состязании между Аполлоном и Марсием, Марсий, играл на оленьей флейте и проиграл состязание: «поэтому его привязали к сосне и содрали кожу с его тела. Из крови Марсия образовалась река».

 

Использованные материалы:

  1. Р. Грейвс. Мифы Древней Греции;
  2. Карл Юнг. Либидо, его метаморфозы и символы. Т. II;
  3. Мифология. Большой энциклопедический словарь;
  4. Дж. Д. Фрэзер. Золотая ветвь;
  5. Гигин. Мифы.

Реклама

Книги